Приглашаем на выставку в ЦДХ

Благотворительный фонд «Семь ветров» при содействии галерей «ARS LONGA», «ART RA», «EXPO-88» представляют выставку «Сквозь время» / Ностальгические прогулки в исчезающем культурном ландшафте.

30 мая22 июня 2014 г.
Центральный дом художника.
Крымский вал, д.10. Зал № 16 (3 этаж)

На выставке представлены работы 6 художников. У каждого свой творческий почерк. Они из разных городов: Пётр Зверховский и Глеб Вяткин – волгоградцы, Виктор Дынников – владимирец, Валерий Лукка – петербуржец, Арон Бух и Владимир Бабин – москвичи.

Их творчество содержательно связано с XX веком. Все прошли профессиональную выучку в советских академических художественных вузах. Они не были обласканы властями, но и не были ярыми нонконформистами. Для выживания они выполняли официальные заказы художественного фонда, при этом упорно работая «в стол», и даже не надеясь, что их искусство когда-то будет доступно публике. Известность пришла к ним в постсоветское время. Их нестандартный, «незамыленный» взгляд на живую и неживую природу, на обнажённую натуру, на жанр, на портрет стал востребован.

В работах этих мастеров можно найти черты, связывающие их творчество с лучшими достижениями модернистского искусства первой половины ХХ столетия, почувствовать энергию напряженного поиска своего языка, адекватного времени. Опираясь на наследие XX века, они наверстывали упущенный историзм, заполняя лакуны выпадений из культурной истории. Их бытование исподволь меняло ригористический дух времени, готовя почву нынешнему плюрализму, являясь связующим мостиком между прошлым и будущим. Это и уходящая часть нашего культурного наследия и еще живая, востребованная созидающая, адаптированная и чутко реагирующая на запросы времени традиция.

Пётр Зверховский (р. в 1942) всегда был в стороне от художественного мейнстрима, всегда был «немоден», «рафинирован и простодушен». «Он писал загадочных дам в широкополых шляпах и кавалеров в котелках, дирижабли и монгольфьеры, пароходы и паровозы начала прошлого века. Странные люди и странные предметы видениями давно забытой жизни проходили через его полотна».

Глеб Вяткин (р. в 1934) всегда работал в условной манере, сохраняя фигуративную основу, сублимируя в своем творчестве многие открытия ХХ века. Он творит вдали от андеграундного мейнстрима столиц. Основной пласт его творчества – женские образы. Часто работы Вяткина сравнивают с классической музыкой, воплощённой в холстах, и это очень верно: у художника профессиональное образование скрипача и он много лет проработал в филармонических оркестрах.

Валерий Лукка (р. в 1945) сам называет свой стиль «мрачным реализмом», исследователи определяют его как «концептуальный экспрессионизм»: он решает не только живописные задачи; ему важна идея работы. Поэтому у него так часты постмодернистские аллюзии сюжетов классических произведений мировой живописи. Самодостаточность живописного языка Валерия Лукки роднит его искусство с искусством лирической и драматической поэзии.

Художника Арона Буха (1923-2006) зрители воспринимают в основном как автора экспрессионистических натюрмортов и обнажённой натуры. «Бух не пользуется палитрой, как и почти не пользуется кистями, – его краски смешиваются прямо на холсте, превращая поверхность холста в некое подобие мозаики из драгоценных камней!». Удивительно выглядят эти драгоценные камни в неожиданных городских натюрмортах Буха, которые представлены на этой выставке.

Виктор Дынников (1939-2005) – не вписывается в каноны традиционной «владимирской школы пейзажа». Его работы всегда были абсолютно узнаваемы. Цвета его палитры «фирменные» — дынниковские. Тематически работы Дынникова традиционны: пейзажи, портреты, натюрморты, но некая единая установка на выразительность пластических средств, метафоричность, дерзкое цветовое обобщение делает его букеты похожими на портреты, натюрморты – на пейзажи и наоборот.

Небольшие станковые полотна Валерия Бабина (р. в 1945) по сути монументальны. Цельные матовые поверхности напоминают искусство фрески, а цветовая гамма тяготеет к фовизму, но к фовизму не экзотическому, а сдержанно-уральскому. Художник размышляет: «Как это искусство молчания перевести в диалог художника и картины и далее – картины и зрителя, как через пластику сказать о самом сокровенном, как научиться молчать о сокровенном вместе со зрителем