Искусство и революции

День народного единства, который мы празднуем 4 ноября, по замыслу его создателей был призван заменить праздник Великой Октябрьской революции, который страна праздновала в течение десятков лет. В силу этого определённые коннотации между этими праздниками – хоть и в ослабленном виде – живы до сих пор. Что хорошо именно тем, что даёт нам повод вспомнить революцию 1917 года и ее влияние на искусство.

Первые декреты новой власти – Декрет о мире, Декрет о земле – нашли своё живописное отражение на полотнах многих художников: Владимира Серова, Александра Сегала, Олега Артюшенко и т. д. В своё время они были растиражированы в сотнях тысяч школьных учебников и огромном числе плакатов самых разных форматов.

Нет никаких сомнений в высочайшем профессиональном классе живописцев их выполнивших. Но вне контекста знаний о событиях того времени они могут оставить современного зрителя в равнодушном недоумении.

Декрет о миреДекрет о мире

А вот одноимённые картины Петра Зверховского – «Декрет о мире», «Декрет о земле»вряд ли оставят кого равнодушным. Мальчишка-газетчик выкрикивающий сенсационную новость, обыватели, напряжённо тянущиеся к листку с Декретом о мире, возбуждённые женщины, марширующие солдаты – картина тотального психологического напряжения. При этом «маэстро цвета» (так много лет спустя назовут Петра Зверховского) уже в этих работах 1977 года активно использует цвет в самом широком диапазоне – от мрачного холодного зеленого к тревожно-яркому охряному. Можно сказать, что цвет в этой картине – самостоятельный герой.

Декрет о землеДекрет о земле

«Декрет о земле» – также картина полярного напряжения всех действующих лиц – от оратора и актива рядом с ним до женщины напротив, за которой группа крестьян с надеждой и недоверием слушает неожиданную новость. Пружина внутреннего действия закручена до предела. А цвет? Коричневый, земляной, глинистый, вязкий…

Эти полотна, несомненно, выделяются из прочих картин художника не только привязкой к российской исторической реальности (что нетипично для его творчества вообще), но также композиционным и стилистическим своеобразием.

Красные агитаторыКрасные агитаторы

И третья картина в тему революции – «Красные агитаторы». Она неким мистическим образом связана с художественными симпатиями её автора, ведь один из любимых им художников, Марк Шагал, был в те революционные годы «комиссаром по делам искусства». История известная: по возвращению Шагала из Парижа, народный комиссар просвещения Советской России Луначарский (заглядывавший некогда в парижский «Улей», где обитали русские художники и Шагал вместе с ними), назначил художника комиссаром искусств. Марк Шагал отправился комиссарствовать в близкий его сердцу провинциальный Витебск. Так Витебск стал центром авангардного искусства огромной России. А вскоре туда нагрянул и лидер русского авангарда, знаменитый создатель супрематизма Казимир Малевич. Усилиями обоих белорусский Витебск вошел в историю революции и историю искусства. И этот «витебский» вызов миру мы слышим и в картине Петра Зверховского, написанной в 1980 году.

В настоящее время эти картины находятся в Московском музее современного искусства.