Как устроен рынок современного искусства

Пирошка Досси – известный арт-куратор и публицист. В 2007 году она написала бестселлер «Продано! Искусство и деньги», в котором рассказала, как устроен современный арт-рынок. Предмет исследования Досси – взаимосвязь между экономикой и современным искусством.

В Университете искусств Цюриха она читает лекции и проводит симпозиумы на тему финансов и экономических феноменов в разрезе искусства. В интервью Forbes она рассказала, в какое искусство стоит инвестировать, как финансовый кризис перераспределил роли на международном арт-рынке и какие факторы влияют на стоимость предметов искусства.

Временные ценности

С момента выхода вашей книги «Продано!» что-то существенно изменилось на международном рынке искусства? Какие корректировки внес мировой финансовый кризис?

– Основные направления, по которым движется арт-рынок, не изменились. Я имею в виду пару маркеров: глобализация и кучность. Кроме капитальных инвестиций в эту область, современный мир искусства можно охарактеризовать всеобщим соревновательным настроением, закрытым кругом основных игроков и, соответственно, концентрацией большей части товарооборота на нескольких раскрученных именах.

Финансовый кризис по большей части подкосил общественные организации, имеющие отношение к искусству. Например, всевозможные музеи, существующие на государственные дотации. Состоятельные частные коллекционеры оказались более устойчивыми. Сейчас их влияние на арт-рынок только усилилось.

Чем вы можете это объяснить?

– Что именно?

Нынешнюю тактику на большинстве рынков можно описать словом «осмотрительная». Но не на арт-рынке. Коллекционеры согласны тратить все большие и большие суммы на предметы искусства.

– Самый простой ответ: у коллекционеров есть деньги, а арт-рынок – это, в первую очередь, рынок именно для богачей. С пустым кошельком, так уж сложилось, тут делать нечего. Покупая чью-то работу, вы покупаете не тольконе столько) предмет искусства, сколько доступ к внутреннему миру художника и к внешнему миру гламура и статусности. Ну и еще, учитывая нынешнюю общую нестабильность, инвестирование в искусство представляется умеренно рисковым капиталовложением.

У вас нет ощущения, что цены на часть раскрученных работ современного искусства несколько не соответствуют, скажем, их важности для истории?

– Смотрите, цена работы – это показатель экономический. Ценность работы – показатель культурный. В идеале они должны сходиться: цена произведения искусства должна быть отображением его художественных заслуг и да – его важности для истории. Но так бывает далеко не всегда. Когда рынок структурируется не на основе эстетических оценок, а на основе продажных мощностей (со всеми их инструментами – рекламой, маркетингом и так далее), связь между рыночной стоимостью и художественными достоинствами ослабевает. А часто и вовсе теряется.

Какие факторы сейчас влияют на цену?

– Цена главным образом формируется на основе внутрирыночной позиции художника. Величина позиции зависит от того, насколько имя художника – бренд. Так было, в общем-то, всегда. Только раньше ранжирование было делом галеристов, арт-критиков и музейных специалистов. Сейчас основные узлы в оценочной цепи оккупированы состоятельными коллекционерами. С одной стороны, они инвестируют в художника, с другой – всеми силами стремятся повысить художественную ценность его работ. Яркий пример тут – коллекционер Чарльз Саатчи и его проект Дэмьен Херст.

С момента выхода вашей книги на международном арт-рынке произошло как минимум одно заметное изменение – центр арт-силы сместился в Китай. Можете это прокомментировать?

– Рынок движется туда, где есть деньги. Очевидно, в Китае появляется все больше состоятельных людей. Настолько, что китайский арт-рынок обогнал прежних фаворитов – Америку и Европу. Вопрос тут в другом: какой тип современного искусства в итоге появится (то есть в какой решат инвестировать китайские миллионеры)? Куда все эти новые коллекционеры направят свою покупательную способность? И будет ли их финансовая мощность адекватно переведена в мощность культурную? То есть будет ли цена адекватна ценности?


Инвестиции с перспективой

Масса экспертов уверяет, что китайский арт-рынок – очередной мыльный пузырь.

– Там, где концентрируется большое количество денег, спекуляции и мыльные пузыри неизбежны. История учит тому, что бум и хайп стимулируют в том числе и мошенничество. Например, сейчас удачное время для бесконтрольно появляющихся всевозможных арт-фондов. Но в конечном итоге, если говорить конкретно о Китае, поведение этого арт-рынка будет зависеть от количества и роста состоятельных людей, которые решат диверсифицировать свои активы, инвестируя в искусство.

Какой из сегментов арт-рынка сейчас наиболее стабильный?

– Если рассматривать покупку произведений искусства исключительно как инвестиции, то привлекательнее всего выглядят трендовые сегменты рынка. То есть те, произведения искусства которых динамично растут в цене. Но мода быстротечна, а тренды приходят и уходят. Это касается даже сегмента признанных старых мастеров, при всем к ним уважении. Стабильным и неизменным остается один параметр – качество каждой конкретной работы.

В общем же начальные правила инвестирования более-менее устоявшиеся: в нишевых сегментах стоит обращать внимание на ключевые работы или на творчество пионеров того или иного направления. Если говорить о глобальном рынке, относительно безопасно приобретать работы плодовитых художников – Пабло Пикассо, Энди Уорхола или, скажем, Герхарда Рихтера.

Вы согласны с французским художником Ивом Кляйном, который как-то заметил, что произведения искусства вполне могли бы заменить золотой запас Центрального банка?

– Нет. Я согласна с высказыванием американского художника Эда Рейнхардта, который сказал: «Искусство – это искусство. Все остальное – это все остальное». Но, по моему мнению, несколько произведений искусства должны обязательно оказаться в коллективном банке памяти человечества.

Источник: Forbes.ua