Художник Ася Феоктистова

Творчество Аси Феоктистовой существует в пространстве, именуемом некоторыми исследователями эпохой «четвертой культуры», в которой все явственнее роль иррационального, интуитивного, спонтанного.

Искать истоки, сравнения, аналогии живописи Аси – занятие неблагодарное, ибо новое искусство суммирует, сопоставляет и оценивает предшественников в едином «надысторическом» контексте… Наше знание относительно, «наш разум не в состоянии вместить истину, лишь наше сердце может ее чувствовать»… Это интуитивное знание, непосредственное изначальное знание. Оно неизмеримо тоньше и точнее того, что делает интеллект – это космическое прозрение, которое и создает некую сферу неповторимого мира этого художника.

Творчество Аси Феоктистовой – это своеобразный Дзен – погружение в суть человеческого бытия путем познания собственной истинной природы. Ее работы трудно анализировать. Можно, конечно, говорить о композиции, рисунке, цвете. Но то, как произведение сделано – не главное, равно как и совершенство воплощенного художественного плана. Гораздо важнее познание возможностей, таящихся в самом процессе, когда рука уводит, ведет и рождает то, что продиктовано некой сущностью, данной свыше. Это всегда озарение и оно не знает частей и деталей. Оно приводит к парадоксальным и неожиданным движениям в нарушение всех правил и канонов. Но это обращение с нормами и правилами на грани риска и есть та зона, где возникают и развиваются животворные элементы искусства.

Ася Феоктистова любит большие форматы. Ее погружения в огромные пространства холста, кажется, призваны вместить миллионы нитей, связующих все живое и живущее, и наделить этой духовностью все, по неведению нашему, относящемуся к неодушевленному. Для нее весь мир одушевлен. Отсюда темы: «Несказанные слова обиженного мандарина», «Любовь кувшина к руке»…

Ее творчество направлено на передачу нематериальных явлений. Таких, как «пространство любви», «пространство отчаяния», «пространство немыслимой нежности». Хотя ее картины в основе фигуративны, но главной темой становятся не сами фигуры и предметы, которые, к слову сказать, она пишет с натуры, а красочные стихии, где сама красочная материя возводится в наивысшую реальность.

Ее работы решены с мужским размахом, могучей лепкой, мощными цветовыми потоками, завораживающими своим причудливым и непредсказуемым течением в пространствах холста, являясь материализацией основы, заложенной в бесконечной памяти мира.

Еще одна стихия, правящая ее творчеством – свет. Не столько в реальном, сколько в метафорическом значении его. Для Аси свет, а точнее его визуализация, становится темой работ. Вселенский свет в «Синем солнце», светящиеся тела обнаженных, свет нежности и любви в работе «Отец». Это воплощение света через тепло ее рук, прикосновений к холсту, движений по поверхности. Свет, исходящий от изображенных объектов, отраженный свет их взаимоотношений. Его могут излучать контуры предметов, фигуры. Он может быть насыщен цветом или быть прозрачным, в одно касание кисти, и пронизывать свободные от изображений пространства холста. Поводом для него может быть праздничный стол («Праздник»), «Моющаяся посуда» «Морская раковина», но истинный смысл в том просветлении, к которому стремится человек во имя реализации своих способностей любить и быть счастливым.

Путь эволюции творчества Аси – это путь постоянных вибраций ее души, умеющей слушать и слышать мир и обращенной к небу. Чтобы не писала она – сюжетные ли композиции, портреты, цветы, фрукты – все изображенное в ее полотнах лишено бытового, повседневного измерения. Они не о быте, о Бытие, о неодномерности мира и единстве всего сущего.