23 октября 2020

Стас Азаров. Не Фома, не Яремчук

Открытие персональной выставки, которая многое объяснила

Итак, масштабный совместный труд художника Станислава Азарова и искусствоведа Любовь Аркадьевны Яхонтовой завершён — выставка «Стас Азаров. Не Фома. Не Яремчук» открыта, а одноимённый выставке альбом-монография издан. Всё произошло.

У этого экспозиционного проекта была длинная история и захватывающая предистория. Вернее сказать — целых две предистории, которые вершились параллельно и сошлись, наконец, в одной точке — здесь и сейчас, на этой выставке.

В одной предистории был художник — Станислав Азаров, который рисовал странные картинки, увлечённо занимался сочетанием сложнейших печатных техник, с большим успехом участвовал в многочисленных выставках в России и за рубежом, приобретал известность во всё более и более расширяющихся кругах искусствоведов и коллекционеров, путешествовал, устраивал перформансы, проводил мастер-классы и преподавал.

Эта предистория началась где-то в конце 90-х годов, в качестве объективных даты и места «начала» мы можем взять, например, работы Азарова, представленные на 11 Biennale Internationale Petit Format de Papier в Musee du Petit Format (Вируанваль, Бельгия).

Фонд Семь Ветров
Любовь Яхонтова и Станислав Азаров. Подготовка к выставке.

В другой предистории был загадочный русский художник-самоучка под именем Фома Яремчук (Foma Jaremtchuk) — замученный советской карательной психиатрией и непризнанный в своём отечестве гений, который (невзирая на все положенные по сценарию уколы, клизмы и прочий бондаж) непрерывно творил — на обрывках всего того, что мог найти в прибитых к полу тумбочках своей палаты. Всё это происходило прямо в середине советской власти, где-то в 50-60х гг. После того, как Фома Яремчук был совсем уже бесповоротно замучен карательной медициной, его работы оказались у лечащего психиатра (психиатры склонны собирать творчество своих пациентов и украшать им свои жилища), а спустя много лет и в новейшее время были приобретены чутким к тенденциям арт-рынка предпринимателем по имени Алекс Гесс.

Предприниматель персонально насладился разглядыванием рисунков Фомы Яремчука, а затем решил разделить свою радость с другими ценителями искусства. Аккуратно упаковав работы в картонную коробку, он поехал в город Кёльн, где немедленно нашёл профильную галерею и поменял коробку работ Фомы Яремчука на аналогичную по объему коробку денег.

Осознав масштаб культурных ценностей, оказавшихся в их руках, профильные галеристы немедленно организовали выставку. Затем — вторую, после чего — третью. Творчество Фомы Яремчука снискало вполне заслуженный успех, его работы появились на серьёзных художественных аукционах с последующим включением в коллекции целого ряда музеев и частных собраний. К теме «Фома Яремчук» подключились еще несколько арт-дилеров, были изданы каталоги и даже серьёзная монография австралийского искусствоведа, в которой (к месту и не к месту) часто цитировался Бахтин. Все издания — в прекрасном полиграфическом качестве.

Фома Яремчук стал признанной звездой «неогранённого искусства» (art brut), общая капитализация художника по результатам продаж его работ в рекордные сроки достигла сумм с шестью нолями, его имя было включёно во все уважающие себя справочники арт-рынка.

Фома Яремчук
Рисунок "Фомы Яремчука" (Wrong Wrong Magazinе)

Все это продолжалось бы и сейчас, если бы увлечённый искусством аутсайдеров молодой учёный Михаил Яшнов и журналистка Юлия Вишневецкая не занялись поиском следов замечательного художника на его родине — в России. Не может же быть так, чтобы здесь решительно ничего не осталось — ни архивных записей, ни других работ? И почему никто из ценителей и знатоков советского аутсайдерского искусства никогда здесь даже не слышал о существовании Фомы? — спросили себя Михаил и Юля. Выяснилось, что может. Но только при условии отсутствия самого Фомы.

Оригинал увлекательного расследования Михаила Яшнова и Юлии Вишневецкой опубликован в издании, которое сейчас нельзя упоминать без звёздочек, сносок и множества не относящихся к делу слов, поэтому — сошлёмся на статьи в The Telegraph и  Antiques and the Arts Weekly, которые мы можем здесь указать без неожиданных последствий.

А если кратко — в начале 2000-х Алекс Гесс более или менее случайно приобрёл за небольшую сумму у тогда еще малоизвестного художника Азарова целую коробку эскизов, обрывков и фрагментов инсталляций. Затем был выдуман «Фома Яремчук» — некий собирательный образ «художника-жертвы», который точно соответствовал ожиданиям зарубежных галеристов, работающих с аутсайдерским искусством и умеющим его продавать. Никакого Фомы никогда не существовало и когда Михаил и Юлия нашли в сети работы Станислава Азарова всё встало на свои места. Станислав был искренне удивлён, узнав об успешной посмерной карьере своего выдуманного аватара, также как и о самом факте его существования, с нескрываемым интересом пролистал все альбомы со своими работами, но под чужим именем, и сделал соответствующее публичное заявление.

Казалось бы, история Фомы Яремчука на этом должна и завершиться. Но для того, чтобы это действительно произошло, потребовалась серьезная работа и наша выставка.

После проведённого Михаилом Яшновым и Юлией Вишневецкой журналистского расследования, мы столкнулись с тем, что ряд искусствоведов и коллекционеров (как в России, так и за рубежом) не готовы принять тот факт, что никакого Фомы не существовало. Мы выслушали множество мнений, среди которых было даже предположения о том, что Стас Азаров учился на работах Фомы или же рисовал «в стиле Яремчука». Признание искуственности конструкта под названием «Фома Яремчук» со стороны галерей, арт-дилеров и искусствоведов блокировалось уже масштабом сумм инвестированных в придуманное имя.

По инициативе Николая Евгеньевича Малыгина, наш фонд провёл огромную работу по «установлению авторства» с различными площадками, на которых выставлялись работы Фомы Яремчука в последние годы, со специалистами арт-рынка и отдельными арт-дилерами. А искусствовед Любовь Аркадьевна Яхонтова подготовила ретроспективную экспозицию, в которой представлены работы Станислава Азарова начиная с 90-х годов прошлого века и до сегодняшнего дня. Характерные работы Станислава раннего периода были созданы задолго до того, как графика «Фомы Яремчука» появилась в кёльнской галерее и вызвала взрывной интерес у специалистов.

Именно эту выставку мы приглашаем вас посетить с 23 октября по 22 ноября 202 года в выставочном зале ВМИИ им. И.Машкова.